+7 495 642-83-60 Заказать консультацию

Ваш ID:

Дизайнер Марк Садлер: о сотрудничестве с Foscarini, итальянской магии и лампах из необычных материалов

Когда исследования в области материалов и технологий сочетаются с интеллектуальным любопытством и страстью к живописи, рождаются шедевры. Дизайнер Марк Садлер всегда любил экспериментировать с инновационными производственными процессами. Этот подход стал его главным методом работы. Садлер выиграл четыре премии Compasso d’Oro ADI, в том числе за светильники Mite и Tite, которые стали настоящими иконами в коллекции Foscarini, наряду с Twiggy, Tress и Jamaica. Каждый из этих проектов отмечен технологическими и стилевыми инновациями. В этой статье речь пойдет именно о них.

Дизайнер Марк Садлер: о сотрудничестве с Foscarini, итальянской магии и лампах из необычных материалов

Foscarini Mite

Mite — это лампа, положившая начало долгосрочному сотрудничеству между итальянской фабрикой Foscarini и Марком Садлером. Проект позволил исследовать все потенциальные возможности нового материала и технологии. Она заключается в наматывании углеродных нитей на стекловолоконную ткань со связующей смолой; в зависимости от толщины намотки достигается большая или меньшая прозрачность. Полученная смесь обладает очень высокой механической прочностью, она легкая и достаточно пластичная, что позволяет создавать невероятные формы.

На фото: Foscarini Mite с абажуром из стекловолокна и хромированным металлическим основанием.

В 2001 году светильник Mite выиграл самую авторитетную всемирную премию в области дизайна вместе с подвесной версией, Tite. С тех пор прошло двадцать лет, это событие, как и культовый и вневременной характер Mite, заслуживает соответствующего празднования. В результате появилась модель Mite Anniversario, эволюция оригинальной концепции Mite.

На фото: Foscarini Mite Anniversario.

КАК НАЧАЛОСЬ СОТРУДНИЧЕСТВО С FOSCARINI?

Марк Садлер: Я познакомился с Foscarini, когда жил в Венеции. Mite был первым проектом, который мы разработали вместе. Для меня Foscarini была тогда небольшой компанией, которая производила предметы из стекла, и это совсем не то, чем я занимался. Однажды я случайно встретил одного из партнеров компании. Он попросил меня подумать над проектом, который бы обладал «чувством неопределенности стекла» — тем аспектом ручной работы, который невозможно контролировать и который придает каждому предмету индивидуальность, но при этом мог бы быть произведен промышленным способом.

На фото: торшер Mite с соблазнительным и тонким дизайном изготовлен из инновационной смеси стекловолокна и углеродной нити, которая служит одновременно декором и каркасом. Лауреат премии ADI Compasso d’Oro.

КАКОВА БЫЛА ОСНОВНАЯ КОНЦЕПЦИЯ ПРОЕКТА?

М. С.: Я собирался в Тайвань для разработки проекта теннисных ракеток и клюшек для гольфа. Производитель работал со стекловолокном и углеродным волокном. В спортивной сфере продукция производится в большом количестве, а не в нескольких экземплярах. Когда ракетка произведена, когда она выходит из формы, она великолепна; затем рабочие начинают ее чистить, красить, покрывать графическими элементами, и она постепенно теряет часть своей привлекательности. В итоге получается предмет, покрытый знаками, которые скрывают его истинную структуру, и конечный продукт, на мой взгляд, всегда менее интересен, чем на начальном этапе. В своей работе дизайнера я предпочитаю продукт в его необработанном состоянии, до отделки, когда он еще «мифический», потому что материал вибрирует. Если посмотреть на эти изделия против света, то можно увидеть волокна, и я обратил внимание на то, как свет проходит через материал. Я взял несколько образцов и привез их в Венецию. Как только я вернулся, я позвонил в компанию Foscarini и сказал им, что думаю о том, как можно использовать стекловолокно. Предлагать его было довольно рискованно, потому что для оправдания его использования потребовались бы большие объемы производства, а материал не очень универсален и адаптируем.

На фото: Маркс Садлер в своей мастерской.

ЧТО ПРОИЗОШЛО НА ЭТАПЕ ИССЛЕДОВАНИЙ И РАЗРАБОТОК?

М. С.: Мы связались со многими поставщиками, которые использовали те же материалы и технологии для производства чанов для вина или спортивных товаров, но, к сожалению, они не захотели сотрудничать в рамках этого экспериментального исследования. Мы не падали духом и продолжали поиски, пока не нашли предпринимателя, который также работал с этим материалом для своих личных целей (он построил моторизованный дельтаплан). Он с энтузиазмом отнесся к проекту и сразу же захотел сотрудничать. У него была компания по производству необычных удочек, но он решил вместе с нами совершить «прыжок в мир освещения». Он прислал нам пробные образцы, которые сделал самостоятельно. Дизайн создается людьми, которые действуют и ВЗАИМОдействуют. Это совершенно итальянский вид магии. В остальном мире компании часто ждут прихода дизайнера, как супергероя, готового предоставить что-то уже сделанное, готовое к реализации. Но это не так: чтобы создавать действительно инновационные проекты, необходим постоянный диалог, процесс, в котором проблемы решаются вместе. Я предпочитаю именно такой способ работы.

На фото: отель Hermitage в Швейцарии, частный дом в Лос-Анжелесе.

ДЕЛАЛИ ЛИ ВЫ МОДЕЛИ И ПРОТОТИПЫ ДЛЯ ИЗУЧЕНИЯ?

М. С.: Первая модель была сделана с помощью традиционной закрытой формы, но затем нам пришло в голову попробовать другую технику, основанную на обматывании нитей вокруг всего объема. Я нашел несколько пучков, которые считались дефектными, где нить не была идеальной, а казалась немного вибрирующей. Этот тип нитей стал ресурсом для конечного производства. Волокна не все однородны: мы хотели использовать этот «дефект», который придает каждой лампе уникальность. Мы хотели отойти от технического аспекта, вернуть ценность ремесленного мастерства и теплое чувство материала, что умеют делать в Италии.

На фото: подвесные лампы Tite 2.

КАКОВЫ СПЕЦИФИЧЕСКИЕ ТРУДНОСТИ В ПРОЕКТЕ, СВЯЗАННОМ СО СВЕТОМ?

М. С.: После такого подхода к композитным материалам я в какой-то степени вернулся к ярлыку дизайнера, который делает лампы из новых материалов. Это меня не беспокоит, и на самом деле это то, что мы любим делать вместе с Foscarini. Если в своих исследованиях я нахожу что-то интересное или что-то, что еще не было использовано в мире освещения, Foscarini — это компания, с которой у меня больше всего шансов разработать что-то оригинальное и инновационное.

КАКОВЫ НАИБОЛЕЕ ВАЖНЫЕ АСПЕКТЫ ТЕХНОЛОГИИ ОСВЕЩЕНИЯ, ИСПОЛЬЗОВАННОЙ В ЭТОМ ПРОЕКТЕ?

М. С.: За последние 20 лет технология освещения претерпела значительное развитие, и теперь мы используем светодиоды. В первой версии мы вставили довольно длинную лампочку, расположенную на определенной высоте. Мы сформировали круглую хромированную металлическую пластину, экспериментируя с различными углами, чтобы отразить прямой свет вверх, но также сделать так, чтобы свет опускался в корпус лампы, создавая эффект подсветки. Очевидно, что эта технология ограничивала свободу действий, а сегодня с помощью светодиодов мы можем создавать световой эффект там, где захотим.

На фото: ресторан Seven Plus Café Italia.

КАК ИЗМЕНИЛАСЬ РАБОТА ДИЗАЙНЕРОВ ЗА ПЕРВЫЕ ДВА ДЕСЯТИЛЕТИЯ НОВОГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ?

М. С.: Я доволен своей работой сегодня, потому что это похоже на подход из 70-х, когда предприниматель играл важную роль и выражал четкие намерения, состоящие из целей, графика, бюджета. Возможно, дело в пандемии, возможно, в том, что я начинаю уставать от работы с крупными транснациональными и восточными корпорациями, но я думаю, что пришло время вернуться к работе напрямую с предпринимателями.

НАСКОЛЬКО ВАЖЕН «ТРАНСФЕР ТЕХНОЛОГИЙ» В ДИЗАЙНЕРСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ?

М. С.: Это фундаментально. Мою работу можно рассматривать с точки зрения принципа сообщающихся сосудов. Я беру что-то из одного места и «переношу» это в другое место, чтобы посмотреть, что произойдет. Я всегда так делал, всю свою жизнь. В моей студии есть мастерская, где своими руками я могу построить или починить что угодно, и это мне очень помогает.

На фото: магазин Humanic в Вене.

ЧТО ОЗНАЧАЕТ НАЗВАНИЕ MITE И ЕГО ПОДВЕСНОЙ ВАРИАНТ TITE?

М. С.: Название происходит от игры слов на французском языке, которой моя мама научила меня, когда я был мальчиком, чтобы помочь мне запомнить разницу между минеральными образованиями в пещерах, которые делятся на те, что растут снизу-вверх — сталагмиты, и те, что спускаются сверху — сталактиты. Отсюда и возникла идея названия. Хотя изначально я думал о логике формы, которая сужается по мере удаления от пола или потолка, поэтому названия двух ламп должны были быть обратными. Эта логика хорошо работает и для типологического сходства: (сталаг)MITE находится на полу, а (сталак)TITE свисает с потолка.

На фото: лампы Tite 1. Смесь стекловолокна и черной углеродной нити — гениальное сочетание, которое служит одновременно графическим украшением и функциональным каркасом.

Foscarini Twiggy

Марк Садлер задумал этот светильник, вдохновившись рыбалкой. Он хотел создать торшер, который напоминал бы удилище, но основная проблема состояла в том, что даже суперлегкий плафон из пластмассы нужно было чем-то уравновесить. Команда Foscarini предложила основание в виде тонкого диска. Twiggy, который мы знаем, напоминает не только рыболовецкие снасти, но и символизирует бамбук или тростник, которые часто растут у воды. Первый такой светильник был выпущен в 2006 году, а уже в 2007 он получил награду IF Design Award.

На фото: тонкая дугообразная линия, гибкий знак, который как по волшебству подвешивает большой рассеиватель в воздухе: это Twiggy, торшер, отвечающий многочисленным требованиям к обстановке и освещению.

Позже серия пополнилась подвесными и настольными лампами, а в 2020 году вышла деревянная версия торшера.

На фото: традиции и инновации идеально сочетаются в новой модели Twiggy Wood, где легкость встречается с теплом дерева, в результате чего получается удивительно элегантное сочетание.

На фото: настольная лампа Foscarini Twiggy XL и Foscarini Twiggy Grid.

«В случае с Twiggy мы были настолько заняты в то время "укрощением" характеристик волокна, что игра заставила меня ограничиться почти примитивной формой. В конце концов, Twiggy — это не более чем усеченный конический плафон, стержень и опорный диск. Именно сочетание этих трех элементов определило магию объекта "без дизайна" с сильной индивидуальностью. По правде говоря, вначале стержень изготавливался изогнутым, но его стоимость полностью вытеснила лампу с рынка, поэтому пришлось искать альтернативное решение. Сегодня стержень изготавливается прямым, а к оконечной части добавляется груз, который сгибает и разгибает стержень. Начало было драматичным: в соответствии с расчетами был измерен вес различных компонентов, однако на следующее утро случалось найти на земле стержень совершенно прямой или полностью сложенный. Это было непросто, но в конце концов надежное решение было найдено, что сделало Twiggy успешным, а не нишевым продуктом», — вспоминает Марк Садлер.

На фото: лампа Twiggy с плафоном из стекловолокна классической формы. Доступна также потолочная версия Twiggy, которая может вращаться на 360°. Доступные цвета: белый, черный, желтый, красный.

Foscarini Tress

Дизайн светильника Tress навеян средневековыми факелами. Дизайнер описывает Tress как скульптуру с источником света. Он сделан из полимерной ленты, которая наносится на большую алюминиевую трубу с помощью компьютерной программы и запекается при высокой температуре. Свет проходит через просветы в плафоне, а также освещает внутреннюю поверхность светильника.

На фото: напольная лампа Foscarini Tress и подвесная версия Foscarini Tress.

Tress — «гнездо света», состоящее из узоров и плетений, выполняющих одновременно роль каркаса и декора.

На фото: люстра Foscarini Tress и бра Foscarini Tress.

Jamaica

Подвесной светильник Jamaica напоминает облако или круассан. Изначально он задумывался, как светильник-вихрь и должен был иметь вертикальное положение. Но когда Марк принес его на фабрику, решили, почему бы не перевернуть его на 90 градусов.

На фото: люстра Foscarini Jamaica из бумаги, ламинированной полимером.

Марк Садлер родился в Австрии, гражданин Франции, много лет жил и работал в Европе, Северной Америке и Азии. В настоящее время он живет в Милане.

«Италия — колыбель дизайна. Дизайн распространился почти на все сферы промышленного производства. Итальянские компании обычно небольшие, но они не боятся обращаться к дизайнерам для создания новых продуктов, которые могут заявить о себе на рынке, который становится все более глобальным и насыщенным. Открытость итальянской промышленности к дизайну оказывает положительное влияние на мою работу, поскольку позволяет мне быть инициативным в различных областях. Более того, я могу экспортировать технологии, укрепившиеся в определенном секторе, в другие области, где они еще неизвестны. Такая разносторонность знаний очень обогащает мою работу», — считает Марк.

Светильники Марка Садлера объединяет характерная свобода, игра с компонентами, формами и эффектами. Он говорит на двух дизайнерских языках: «декоративном», когда можно играть с формой, размерами, материалами, и «техническом», когда основная роль отдается функции.

Статья подготовлена по материалам интервью.

Статьи про презентации

Мебель Pianca – сканди стиль по-итальянски

Мебель Pianca производится в Италии, но воплощает лаконичный скандинавский стиль. Ее отличает визуальная легкость и простота форм. Многие модели реализуют модульный подход, что позволяет легко менять их конфигурацию. В мебели Pianca яркая палитра отделок и текстиля удачно скомпонована с элегантностью натурального дерева и практичностью металла. Это позволяет сочетать изделия фабрики не только между собой, но и с другой мебелью.

Инстинктивный дизайн Ферруччо Лавиани

«Когда я занимаюсь дизайном, я всегда довольно инстинктивен. Места, путешествия, объекты, которые меня заинтриговали, могут заставить взглянуть на вещи под новым углом». Это утверждение суммирует творческую поэтику архитектора и дизайнера Ферруччо Лавиани, родившегося в Кремоне в 1960 году.

Авангард и традиции Molteni&C

Промышленная группа Molteni сочетает сотрудничество с самыми известными дизайнерами и постоянные инвестиции в исследования и технологические разработки. Molteni является примером предпринимательского мастерства и одной из немногих компаний, гарантирующих полный цикл производства.

Фабрика Sevensedie – от классики до модерна

Итальянская фабрика Sevensedie изготавливает мебель для гостиной, столовой, кабинета и спальни. Выбор предметов интерьера впечатляет: столы и стулья, кресла, диваны и пуфы, кровати, шкафы, консоли и комоды. Всю мебель марки можно купить с отделкой на выбор. Обладая более чем сорокалетним опытом, Sevensedie на сегодняшний день является одной из ведущих итальянских мебельных фабрик.

Лаконичная современная мебель от французской марки COEDITION

Французский бренд мебели COEDITION расширяет ассортимент за счет исключительных предметов от лучших международных дизайнеров. В каталоге представлена современная мебель для дома и общественных пространств. Эти коллекции — плод долгих исследований, терпеливого развития, технических инноваций, талантливого виденья.